Loading north-tibet4

Экспедиция Sunsara Travel. 2006 год.

6-й день экспедиции.
Lanzhou. Даосский монастырь Белого Облака. Музей провинции Ганьсу. Гора Белой Пагоды.

Ланьчжоу (Lanzhou), столица провинции Ганьсу — очень крупный город… и в нем трудно дышать. Воздух в Ланьчжоу, в котором развита нефтехимическая промышленность, машиностроение, металлургия, электроэнергетика, добыча цветных металлов, химическая промышленность, производство шерстяного полотна и т.д. – один из самых загрязненных на планете. В отчете Вашингтонского института Мировых ресурсов Ланьчжоу стоит на четвертом месте в мире по загрязненности атмосферы. Это, безусловно, следует иметь ввиду, тем более – при наличии бронхиальной астмы или другой бронхо-легочной патологии. К тому же в городе ведется колоссальное строительство: небоскребы уже подпирают небо, одной ногой упершись в глинистую жижу Хуанхе, вдоль которой и растянулся на огромное расстояние Ланьчжоу.

История Ланьчжоу насчитывает более 2000 лет. В древности он занимал стратегически важное положение на Шелковом Пути, его называли Цзиньчэн – «Золотой город». Когда-то в городе размещались отряды знаменитого генерала эпохи Хань — Хо Цюйбина. Через Ланьчжоу лежал путь известного танского монаха Сюань Цзана (602-664). Сегодня это – вполне современный город с огромным количеством небоскребов, отелей, огромных магазинов, МакДональдсов, неоновых вывесок, для чтения которых надо устремлять взор прямо в небо, и прочих атрибутов цивилизованного индустриального общества, включая загрязненную атмосферу, а также – узел трех железнодорожных веток.

selfdriving24

В Музее провинции Ганьсу, расположенном на улице Сицзиньсилу, выставлены: всемирно известная бронзовая статуя летящего Ханьского коня из Увэя, уникальные образцы товаров, привезенных в Китай из Византии по Великому Шелковому пути, фрески эпох Вэй (220-265) и Цзинь (265-420), карта Шелкового Пути. Музей был построен в 1959 году, по форме напоминает иероглиф, означающий «гора».

На фуникулере от набережной Хуанхэ, где толпы людей – группами и поодиночке занимались ци-гун, мы поднялись в горы, пересекая по воздуху реку, к горе пяти источников. По преданию, гора приобрела свое название благодаря генералу Хо Цюйбину. Когда войска генерала остались без питьевой воды, он якобы ударил по скале нагайкой, и из скалы забили источники, которые и сейчас журчат здесь среди густых деревьев парка. Если забраться на самую вершину, выше линии леса, открывается прекрасный вид на Ланьчжоу и Хуанхэ, такой же прекрасный вид – из кабинки фуникулера.

В начале династии Мин (1368-1644) был построен мост к подножью горы Белой Пагоды, расположенной на северном берегу Хуанхэ. В 1907 году он был перестроен из металла. С тех пор и стал называться Железным мостом через Хуанхэ. Это был первый железный мост через великую китайскую реку в стране. Общая протяженность моста составляет 250 м. После 1949 года он был укреплен с помощью витых металлических арок, которые также превосходно просматриваются с высоты. Хуанхэ, особенно с высоты это отчетливо видно – имеет желто – глинистый оттенок, в переводе означает – желтая река. Действительно, Хуанхэ несет в своих водах твердых частиц больше, чем любая другая река мира, поэтому и обладает таким неестественно желтым цветом.

В городе после увлекательного «восхождения» мы в первый раз решили испробовать пищу прямо на улице: все очень красиво, потрясающе вкусно, и абсолютно безопасно при условии приготовления на огне, кипении, обжаривании и пр. Лагман – традиционная в Азии лапша с различными компонентами может удовлетворить любой вкус за счет разнообразия компонентов. Крохотные китайские шашлыки мгновенно жарятся, очень сочные и аппетитные, но острые. Пиво отличное и ничего не стоит (2 юаня за бутылку странной емкости 695мл, почти 0,7). Местное даже вкуснее традиционного Чиньтао.

tian-chi2

Даосский храм — монастырь Белого Облака. Прямо на набережной, южной стороне Хуанхэ. И снова, переступив порог храма, мы словно отрезаны были от шума, грязи и пыли города в этой тишине. Даосские предсказатели судьбы серьезно в чем-то пытались убедить одного из посетителей. Мы, конечно, тоже решили воспользоваться такой удачей (ведь Белое Облако известно своими предсказателями!): купили счастливые билетики, по которым вытянули из огромной чаши палочки, а уж по этим палочкам – получили в письменном виде (а мы в иероглифах – не очень сильны, мягко говоря) свои заветные бумажки. И только тогда – к предсказателям, которые нам напророчили горы счастья и сплошные радости в жизни, в ближайшей перспективе — один был счастливей другого. Правда, отметили, надо много работать. Ничего в Китае не происходит случайно: «Все плохое позади, впереди – только хорошее. Надо много работать. Делай правильный выбор!» В принципе, все верно! С подобным пророчеством и указанием – не поспоришь! Учитывая, что подразумевается «много работать над собой», а западная цивилизация не поощряет в индивидууме внутреннюю работу в принципе, неподготовленный человек может понять указание буквально и примется, чего доброго, с энтузиазмом рыть себе могилу. Так что… предсказания важно научиться понимать правильно.

И снова в дорогу. Теперь– Xiahe (Сяхэ), к монастырю Лабранг, одному из шести крупнейших монастырей Секты Гелукпа (Желтые шапки), важнейшему монастырю тибетского ламаизма за пределами Тибета. На подъезде к городу – поднялись в горы, к священному озеру Тарзанг. Уже темнело и озеро пыталось поглотить яркий след Луны. От земли поднимался пар, застревая в лапах высоченных елей. Красиво. Мы крадемся по крутой тропе в Xiahe, на высоте порядка 2800м над уровнем моря в кромешной тьме. Город спит и нам ничего не остается, как разгрузиться в отель.

7-й день экспедиции. 
Xiahe (монастырь Лабранг). Деревня Минг Лин Ши. Дорога.

Labrang

Проснувшись рано, мы сразу двинулись к монастырю, который находится практически в городе, на его черте, сам являя собой – целый город. Люди, местные жители, паломники, – ходят сначала вокруг монастыря, строго в одном направлении, раскручивая молельные барабаны, цепью расположенные вдоль его стен, словно «закручивая» энергию, собираемую во время читок в главном храме в единый поток. Потом только проходят по узким улочкам внутрь его.
«Что означает этот обход, почему все идут в одном направлении, в чем смысл молитв на барабанах?» — поинтересовались мы у паломников через гида-переводчика.
«Главный смысл всех молитв – это молитвы о здоровье и гармонии»
И действительно! Пройдя такой круг по периметру монастыря каждое утро, вряд ли испытаешь недостаток в физических нагрузках, тем более – гармонии, при сосредоточенных мыслях о последней. Никакой спортзал или «серьезная качалка» — с ними не сравнятся. Цепь молельных барабанов периодически прерывается комнатами – нишами прямо в стене с огромным барабаном внутри них, там зачастую встречались паломники, прятавшиеся от дождя на некоторый период времени, просто присевшие отдохнуть женщины с маленькими детьми.

Ламаистский монастырь Лабранг находится в уезде Сяхэ, юге провинции Ганьсу, на левом берегу речки Сан-чу ( в переводе «чистая река»). Он был построен в эпоху правления циньского императора Канси. Это один из 6 крупнейших монастырей секты Гелугпа в Китае. Пять других: Ганьдань, Дрепунг, Сера в Лхасе, Ташихунгпо в Шигадзе и Таэр Си (Кумбум) в провинции Цинхай. При въезде на монастырскую улицу все должны слезать с лошадей и идти далее пешком. При этом приятно поражают чистота улиц, хоть узеньких и кривых, на них нет бродячих собак и человеческих нечистот. Дома простых монахов низенькие, одноэтажные, глинобитные, выстроенные непрерывающимся квадратом вдоль небольших двориков. Среди них там и сям возвышаются храмы и дворцы (нанчэн) перерожденцев. Нет и единой стены вокруг монастыря. Длинные проходы в цепи молельных барабанов прерываются входами в дворики, храмы, узенькими улицами. Многие храмы по периметру окружены также цепью молельных барабанов.
Полное название монастыря Лабранг-дашийнчил, или Балдан-дашийнчил, что в переводе означает «Ламский дворец – круговорот благ». Основателем его считается первый перерожденец Чжамьян-шадбы, знаменитый философ своего времени Агван-цзондуй. Он родился в Амдо и двадцати лет от роду отправился учиться в Центральный Тибет, где обнаружил прекрасные способности и был в близких отношениях с пятым, «Великим» Далай-ламой. Он возвратился на родину, в Амдо, лишь в 1708 году и в 1709 положил основание монастырю, известному ныне под названием Лабранг.

Labrang3

Лабранг занимает огромную площадь. Не смотря на то, что большинство зданий было разрушено во время культурной революции, они практически полностью восстановлены в 90-е годы. В настоящее время в монастыре проживает около 1200 монахов, приехавших из Цинхай, Ганьсу, Сычуань и Внутренней Монголии. В этом большом, высоком и роскошном монастыре чувствуется религиозная атмосфера Тибета. Это также крупнейший центр изучения ламаизма на северо-западе Китая. Здесь ежегодно проводится 7 крупномасштабных церемоний, когда во время праздников шесть раз в день все монахи собираются в Большом зале Сутр и повторяют писание Будды.
В монастыре находится пять дацанов (факультетов), где изучают священный буддизм, теологию – богословский факультет, тибетскую медицину, астрологию, мистическую философию и право. Большая часть монахов состоит на богословском факультете и поступает на другие, по крайней мере, по- выслушивании пяти первых курсов цан-нида.
У каждого факультета есть зал для молитв, несколько храмов, комнаты лам, монашеские кельи и типография для издания сутр.
Крупнейший зал молитв в монастыре находится в институте Священного Буддизма. В 1985 он сгорел при пожаре. После восстановления в 1990 году площадь зала составила почти целый гектар. Здесь могут одномоментно разместиться 3000 монахов. Вдоль стен расположены книжные шкафы, между которыми — портреты Будды. Колонны завешаны изящными «тангка» (картинами, выполненными на ткани).
Залы для чтения сутр большей частью находятся в северо-западной части монастыря. А пять из них расположены полумесяцем вокруг Большого зала для чтения сутр.
Мы попали в него как раз в тот момент, когда читки начались. Впечатление – крайне странное: в огромном зале слишком мало света, запах ячьего жира, голоса из человеческих превращаются в демонические, пронзают, проникая почти под кожу. Ламы сидят длинными рядами, между которыми проходит огромного роста и могучего телосложения один из них, занимающий особое место в иерархии монастырского управления. Его величие особенно подчеркивается одеянием, характерным для Гелугпа. Он, проходя в центральной части храма от трона настоятеля-перерожденца между рядами лам, произносит слова, которым потом все вторят. На возвышении – юный до неприличия «дзогчен-тиба», являющийся по традиции перерожденцем Чжамьян-шадбы, хозяина монастыря. За его спиной – отгороженный от основного зала другой зал, в котором — проход вдоль ступ, построенных в разное время, где захоронен прах посвященных лам. В какой-то момент монахам разносят по рядам воду и еду. Читки продолжаются.

Labrang5

Если говорить о достопримечательностях и святынях Лабранга, самой чтимой из них является статуя Майтрейи. Она стоит в высоком каменном здании с золоченой крышей. Над наружными дверями прибита доска, на которой начертана надпись на четырех языках – знак утверждения китайским императором: «благословеннорадостный храм». Монастырь Лабранг – настоящая сокровищница предметов искусства. Здесь можно увидеть: потрясающие фрески и гобелены; ступы, украшенные драгоценными камнями; огромное количество статуй Будд — умиротворенного Будды настоящего, Будды будущего, украшенных бирюзой и золотыми орнаментами; большую статую Цонгкапы и Долмы, имеющие каждая особые храмы. В монастыре хранится коллекция из 10-ти тысяч картин на ткани — «тангка», созданных художниками Цинхай. Здесь также находится одна из богатейших в мире коллекций буддийских писаний (около 18200 томов). Книги посвящены различным темам: философии, медицине, грамматике и сочинениям (сабда), истории и ремеслу.
Мы долго бродили по городу-монастырю, наблюдая, как расходятся монахи после чтения сутр из главного храма (обувь они оставляют у дверей и входят на читки сутр босиком, не смотря на пронзительный холод). Мы с разрешения паломников сделали несколько совместных снимков, и, следуя четким указаниям путеводителей – предложили за это «позирование с нами» некоторую сумму денег. Но, если в храмах подношение – абсолютно нормальная традиция, она приветствуется и поддерживается, то полные внутреннего достоинства и гордости тибетцы отвергли наше предложение при том, что дружелюбно позировали перед камерой. Ламы приветливо предлагали традиционный тибетский чай, когда мы случайно забрели в один из двориков, в котором располагались кельи монахов. Все это время шел дождь, то усиливаясь, то затихая, но не прекращаясь. Но впечатления остались несмываемыми.
Отобедав в ресторане напротив гостиницы, мы торопились двигаться дальше. В первый и последний раз встретили в Тибете потрясающе красивую юную женщину. Невозможно было глаз оторвать от ее гордой осанки, разлета бровей, копны волос, аккуратно собранных, бездонных угольно-черных глаз. Сфотографировать… даже не решились, глядя на ее спутников – монаха и двух здоровенных детин с огромными ножами на характерных тибетских ремнях с металлическими бляшками.
Дорога. Долго ехали (это чувствовалось) именно по ТИБЕТСКИМ дорогам. Навстречу – толпы мотоциклов, все в традиционных тибетских халатах, подпоясанных кожаными ремнями с круглыми металлическими вставками и традиционным ножом на ремне – просто устрашающе огромным.
По пути успели заехать в Тибетскую ортодоксальную деревню (Минг Лин Ши), где погода резко прояснилась. Мы забрались на LR на самую гору, к храмовому комплексу. Катались на лошадях, сопровождаемые тибетцами, в окружении развеселой ребятни. Народ, чем дальше от «туристических» мест, крайне приветлив, абсолютно открыт, искренне доброжелателен. Мы раздавали ребятне конфеты, они же торопились нам в ответ сделать что-то приятное: показать самые красивые и тайные места, которые на их взгляд, мы без посторонней помощи не нашли бы, пригнали лошадей, чтобы доставить удовольствие верховой ездой по горам. Дети и взрослые искрились гостеприимством и чистотой, сравнимыми разве что с самим небом Тибета.

selfdriving17

Далее – дорога, ночь, дорога. В какой-то момент даже блуданули (с указателями в Китае, особенно в таких местах, очень всё не просто; т.е. их просто нет; или нет дороги, указанной на карте, потому что строится новая; или она настолько невзрачна, что, если не ясный полдень – такую проселочную тропинку – просто не найти!). Тем более, учитывая колоссальное строительство дорог, повторюсь: сравнимое со строительством Великой китайской стены, все карты перепутались во всех смыслах. Именно в эту ночь остановились у обрыва дороги без единого намека на ее продолжение. Спрашивая у местного населения о том, как нам опять выбраться на асфальт (ибо к ремонтным работам и объездам без опознавательных знаков где-то-там – мы еще не очень привыкли), почти не ожидали услышать ничего путного. Но один чудак племени хань превзошел наши ожидания: он порекомендовал перескочить обрыв, пройдя через поле пешком (пару километров, не более – он проходит их каждый день по дороге на работу) – а там можно ехать дальше. Благо, сами, сосредоточившись и вернувшись на несколько километров назад, нашли объезд. Сменяя друг друга, ехали всю ночь в сторону ZiaZhouGou.

8-й день экспедиции.
Дорога до ZiaZhouGou. Заповедник
7.09.
Сменяя друг друга, мы ехали всю ночь. Утром, вместе с рассветом просто влетели в горы. Дорога… потрясающей красоты, безусловно, крайне узкая и опасная, по краю пропасти. На таких участках в Китае принято перед каждым поворотом сигнализировать, чтобы встречный транспорт был предупрежден. Водители же автобусов, очень образно описанные в одном из путеводителей как «мистер смерть собственной персоной» по сей день носятся с сумасшедшей скоростью, обгоняя ветер. Облака, зацепившись за скалы, нависали прямо на дорогу. Поворот за поворотом – пейзаж менялся с катастрофической скоростью. После тяжелой ночи рассвет на серпантинной трассе, укутанной облаками, подействовал отрезвляюще.

jiuzhaigou4

На подъезде к ZiaZhouGou посетили в познавательных и «восстановительных» целях очередной SPA-центр. Массаж, особенно тайский, тем более — после бессонной ночи, показался особенно приятным. Кроме того, великолепный espresso и вполне приличный европейский завтрак – всю усталость, как рукой сняло.

Потом наша группа разделилась: часть — в заповедник с озерами и водопадами, часть — в ZiaZhouGou, ибо на просмотр каждого – необходим целый день.
Заповедник, являясь национальным парком Китая, обладает потрясающей энергетикой. Лучше, если есть время провести целый день в умиротворяющей природной красоте и гармонии. Автобусы постоянно курсируют от одной точки к другой, но их уже не замечаешь, спустившись к озерам, водопадам или удалившись в деревни, расположенные прямо на территории парка. Пронзительной чистоты озера сменяются одно за другим, проходы над водой – по деревянным мостикам, вдруг попадаешь в березовую рощу на склоне горы с тихими тропинками. Как стадо бизонов, вдруг пролетают организованные группы туристов, но даже это не нарушает атмосферы изначальной чистоты этого места. Покидать его абсолютно не хочется, напротив – бродить, размышлять, любоваться.


Сделав над собой усилие, мы все-таки забрались в последний автобус: уже начал накрапывать дождь и приближался закат.
Вернувшись в город, мы поужинали что-то, что надо самим варить в огромном чане, который кипит прямо на столе. Вариантов для приготовления – бесчисленное множество. Будь то мясо, овощи. В бульоне, который кипит постоянно посреди стола, приготовленный по желанию – острым или не очень готовишь то, что душе угодно. Сам себе повар и творец. Изрядно подкрепившись, мы снова двинулись в путь.
Дождь полил, как из ведра.

Снова дорога!

9-й день экспедиции.
Moon Canyon, Xian

8.09
Пошли вторые сутки, когда, сменяя друг друга за рулем, все-таки подремали пару часов в машине. И снова – в путь.
Теперь – в Xian, где поправим здоровье в LR-центре боевому коню.
Но сначала — Moon Canyon, в который следовало бы въехать с другой стороны. Но в некоторых местах – еще не достроили, поэтому решить это заранее было просто невозможно. Позже обнаружили, что гораздо приятней и живописней каньоны 318 и 214 дорог. Почему именно Moon Canyon стал «туристическим местом»? Дорога, изредка переходя в серпантин на отдельных участках, в основном проложена вдоль русла реки. Красивые горы, красивое небо, красивые грузовики, прямо в реке собирающие камни для строительных работ в окрестных деревнях и укрепления самой дороги. Тоннели, уходящие «в никуда», пронизывающие горы насквозь. Что значительно сокращает километраж.
Но сам каньон, безусловно, будь он трижды знаменит и «освоен» туроператорами, не идет ни в какое сравнение с отдельными участками 214 и 318 дорог.
Все проще становится ориентироваться на «проложенных» дорогах Китая, ибо они помечены через километр столбиками с указанием номера дороги и километражем. Правда, и здесь случаются сбои и промашки, но уже гораздо позже – в Тибете. И, конечно, на трассах, вновь пролагаемых, и маршрутах, вновь открываемых.

Xian_City (11)

Приехали в Xian достаточно поздно. Едва хватило сил добраться до своих номеров в гостинице, расположенной в центре города. Вся остальная жизнь – завтра, после здорового крепкого, хотя бы шестичасового, сна.

10-й день экспедиции.
Xian.
9.09
Сиань (провинция Шеньси)
считается городом-музеем. Первые поселения людей возникли здесь 6 тыс.лет назад, на протяжении 2 тыс.лет Сиань был свидетелем зарождения, расцвета и падения по меньшей мере пяти императорских династий и три раза был столицей империи: Xianyang — столица империи Цинь, которая находилась к северу от современного Сианя; столица империи Хань и ее преемница — великолепная Changan (Чанъань) — стояли как раз там, где впоследствии возник нынешний город (Changan — столица империи Суй и империи Тан).
Планировка города основывалась на традиционном китайском стиле: внешние городские стены образовывали прямоугольник, внутри — пересекающиеся под прямым углом улицы. В стенах города — одиннадцать ворот, которые вели во внутренний город, где еще за рядом стен находился императорский двор, дворец и присутственные места администрации.
Changan вполне могла спорить с Римом или Константинополем за право называться крупнейшим городом мира: в VIII веке н.э. внутри внешних городских стен проживало 2 миллиона человек, еще миллион жил снаружи. Предпринятая императором династии Суй Вэнь Ти (Wen Ti) реорганизация империи ставила своей целью стягивание в столицу империи лучших кадров для госаппарата, сюда же естественным образом приезжали лучшие художники, ремесленники, поэты и писатели, философы и учителя, а также все мыслимые в то время материальные блага и богатства. Сиань (Чанъань) стал началом и концом Великого шелкового пути. Кроме того, связанный с системой Великого китайского канала специально прорытыми каналами, город получил выход к морю, стал центром международной торговли. В нем осело, его посещало большое количество купцов, путешественников, мастеровых и миссионеров из самых разных стран мира. Неудивительно, что современный Сиань и его окрестности являются одной сплошной музейной территорией!
С закатом империи Тан в 907 году н.э. закатилась и слава Changan. Только в XX веке город стал преображаться: сначала в связи с постройкой железной дороги Чжэнчжоу — Сиань в 1930 году, затем в связи с приходом коммунистов, начавших индустриализацию города. Современная политика в отношении города — превратить его в мощный торгово-промышленный центр «в центре страны», в противовес бурно растущим гигантам побережья – успешно реализуется. Впрочем, Сиань останется неповторимым из всех китайских городов — городом-музеем под открытым небом.

Xian_Great_Mosque_and_City (5)

После непродолжительной прогулки по городу мы посетили LR-центр, где проводили диагностику своему боевому коню, фотографировались. Сотрудники LR-центра вознамерились совершить путешествия из Китая на LR до его исторической родины – прямо в Лондон. Поэтому были крайне заинтересованы маршрутом и целями нашей экспедиции. Пока проводились работы, мы беседовали с администрацией, фотографировались для местного издательства LR, рассказывали о своем путешествии и критериях выбора машины для него. Кто-то из нас успел посетить Интернет-кафе прямо в LR-центре, пообщаться с близкими по нету.
Далее – прогулки по старому городу.

Старый город. Великая мечеть.
Старый город, расположенный внутри старых городских стен, во многом сохранил свою первоначальную атмосферу. В том числе это относится к мусульманскому кварталу вокруг Большой мечети. На узких улочках вокруг нее стоят древние глиняные дома, фабрики по производству сезамового масла, небольшие мечети — картина настоящего мусульманского Востока. Здесь же неподалеку расположен продовольственный рынок в мусульманском стиле, лавки торговцев.

Tang_Paradise_Xian (7)

В самом центре Сианя, внутри старых городских стен возвышается гигантская Колокольная Башня (Zhonglou). От неё начинаются четыре главных улицы города: Bei Dajie, Северная, Nan Dajie, Южная, Dong Dajie, Восточная и Xi Dajie, Западная. Башня была построена в XIV веке, перестраивалась в 1739 году. Огромный колокол на башне прежде отмерял своими ударами течение времени. Сейчас внутри башни, на самом ее верху — выставлена коллекция восковых фигур императоров династии Цинь, Хань и Тан.
Барабанная Башня (Gulou) гораздо меньше по размерам своей сестры, расположена к западу от нее и служит своеобразным указателем начала мусульманского квартала Старого города (рядом с башней — Большая городская мечеть), которая произвела на нас неизгладимое впечатление.
Большая городская мечеть Сианя (Da Qingzhensi) — одна из самых крупных мечетей Китая. Построенная в XVIII веке, она создана в окружении садов и парков. В чисто китайском архитектурном стиле: парящие крыши над павильонами и самой мечетью, традиционные для буддистских храмовых ансамблей дворики с воротами от одного храма к другому, ухоженные садики и маленькие парки вокруг. Мечеть действующая, в ней можно посетить молитвенный зал, но нужно быть мусульманином.
На север от Башни Барабанов идет улочка Бэйюаньмэнь (Beiyuanmen) — интересная старая улочка, заполненная лавками ремесленников, магазинами и ресторанами. Следует отметить, что торговаться на ней, как и на любом восточном базаре, можно до снижения цены от первоначальной, как минимум, в три раза. Большое количество сувенирных лавок, магазинчиков антиквариата, изделий из нефрита, развалов изящных шелковых палантинов и шарфов, костюмов и традиционных китайских платьиц, сувениров и безделушек из резного камня и кожи, шкатулок, живописи признанных мастеров и студентов местной художественной академии – все это сосредоточено на узких маленьких улочках за Большой мечетью.

Пагоды Двух Гусей также являют собой известную достопримечательность города.
Пагода Большого Гуся (Da Yan Ta), этот универсальный знак города, используемый на всех открытках и путеводителях как визитная карточка города, был построен в 648 году третьим императором династии Тан, Гао Цзуном (Gao Zong) в память о своей умершей матери. Возвышается пагода на бывшем месте Храма Материнской Любви, первоначально она состояла из пяти этажей, затем много раз перестраивалась и росла. Одной из целей ее строительства было хранение буддистских писаний, привезенных из Индии путешествующим монахом Xuan Zang. Нынешнее здание пагоды похоже скорее на крепость. Можно взобраться наверх, на высоту 64 метра, откуда полюбоваться видом на город и окрестности. Пагода находится в конце улицы Яньталу (Yanta Lu), на южной окраине Сианя.
Пагода Малого Гуся (Xiao Yan Ta) расположена на территории храма Цзяньфу (Jianfu), который был выстроен в 684 году н.э. во имя императора Гао Цзуна. Таким образом, храм и пагода родственно связаны с Большим Гусем. Малый Гусь также хранил буддистские рукописи, привезенные, правда, другими путешественниками.

Tang_Paradise_Xian (6)

За стенами Старого города находится действующий даосский храм Восьми Бессмертных (Ba Xian An) — самый крупный даосский храм в городе. На стенах внутреннего дворика написаны сцены из мифологии даосизма. Набродившись о улочкам Старого города, мы едва успели попасть в храм, столь же древний, как и сам Сиань.

Из музеев города: Музей провинции Шэньси (Shanxi Sheng Bowuguan), бывший некогда храмом Конфуция, выставляет уникальные экспонаты, связанные в основном с историей Великого шелкового пути, в нем также представлен знаменитый Лес Стел — самое тяжелое собрание книг в мире (2300 больших каменных книг в виде надписей на стеллах, самые ранние датируются временем династии Хань); и Исторический музей Шэньси (Shanxi Lishi Bowuguan), открытый в 1992 году.

К вечеру, вдоволь надышавшись атмосферой города-музея, мы добрались до гостиницы. Завтра – не менее интересные окрестности Сианя.