Loading north-tibet4

Экспедиция Sunsara Travel. 2006 год.

26-й день экспедиции.
С рассветом из окна гостиницы можно было наблюдать прекрасный вид: туман над горами, к которым городок прибился одним боком, постепенно рассеивался. Мы поселились как раз в этой его части. Казалось, до одной из скал – рукой подать. Когда совсем рассвело, между нами оказалась пропасть, внизу которой, над самой водой еще лежала дымка, но уже просматривалось бурное течение реки. С рождением нового дня мы уже попривыкли к её звучанию, и эта музыка: в шуме рек, вдоль которых мы проезжали; в таинственном сиянии небес над снежными вершинами; в журчании ручьев, течением раскручивающих молитвенные барабаны; в шуме дождя; в плеске волн у священных озер; в биении колокольчиков на крышах монастырей, — сопровождала нас весь путь по Тибету.
Выехали достаточно рано.
Высота уже приличная, но это – совсем не повод раскисать. Выезжаем дальше после приличной дозы кофе собственного приготовления.
Следующая точка — священное озеро Yang Tso. Однако только к ночи прибыли в маленькую деревушку, от которой до озера рукой подать.
Мы достаточно дешево сняли целый дом рядом с гостиницей обычного типа. И ничуть не пожалели. Дом когда- то служил дачей местным партийным боссам. Вокруг цветы- красота!  Радость не покидала наши сердца, мы слушали ее на фоне потрясающей тишины, особенно подчеркивающей её. Мы вдыхали воздух, наполненный тонким ароматов цветов, в которых утопал наш домик. Мы погружались в мистическую атмосферу Тибета. Нам было хорошо.

china3

27-й день экспедиции.
26.09.

Деревня Тангмаи (Tangmai), где мы останавливались на ночлег, оказалась поутру живописнейшим местом. Окруженная со всех сторон горами, круглый год покрытыми снегом, она вся утопала в цветах и зелени. Выехав рано утром из деревни, мы двинулись в сторону Лхасы, самое сердце Тибета. От этой точки нашего маршрута начался самый потрясающий, сложный и опасный, но, определенно, красивейший дневной отрезок пути. Если бы дождь (как накануне несколько недель подряд) – практически непреодолимый. Неслучайно эта дорога длительный период времени была закрыта. Переехав через мост, выстланный деревянными досками прямо по колее, слишком узкий, чтобы разъехались даже две телеги или машина и пешеход, мы выбрались на дорогу… вдоль ущелья. Огибая горы, то поднимаясь высоко, по самому краю обрыва, то опускаясь прямо к реке, пересекая потоки стремительно срывающихся с гор ручейков и водопадов, мы двигались очень медленно; несколько часов пришлось пережидать военную колонну, идущую навстречу. Ибо разминуться двум машинам можно было только на очень ограниченном отрезке. К чести военных нужно отметить, что не они всех держали, а бедолага- водитель большегрузной гражданской фуры. Он откровенно боялся проехать по краю дороги, не смотря на отчаянную ругань военных. Вояки повзводно и поротно фотографировались с Дивини. Водила суетливо заглядывал с обрыва в реку. В конечном итоге, пересилив страх фура, перегородившая дорогу проползла по краю и колонна устремилась нам на встречу. Солдаты демонстрировали свое пренебрежение к жизни не только лихой ездой, но и курением в кабинах бензовозов. Вскоре двинулись и мы…

selfdriving16
Практически не останавливались, но более красивых пейзажей, видимо, в природе существует не так много! Воспоминание об этом участке 318, 214-ой – одно из самых острых в восприятии красоты в целом. Покинув ущелье реки, в какой-то момент съехали с дороги и направились вдоль Брахмапутры; испытывая своего боевого коня, заезжали на небольшой островок в ее устье. Гора, к которой мы стремились, Нонжабарва, считается одной из самых красивейших в Китае, но еще с перевала мы смогли наблюдать ее только в белых лапах облаков, нависших над ней на какой-то высоте и скрывающих снежную вершину от посторонних взоров.
Заехали в монастырь, некогда, видимо – процветающий, ныне – заброшенный. Потрясающе умиротворяющее место в горах! Молитвенные колеса по-прежнему в действии – их вращает ручей. На всем пути встречали паломников, и мужчин и женщин, совершающих в своем движении к священным местам необычные ритуал: паломник ложится на землю, совершает руками движение, словно в полете, снова встает на точку, до которой были протянуты руки на земле, снова ложится, и все повторяется.
Мы купались в бурном потоке Брахмапутры, насладились пикником у обочины, вскоре выехали назад, на 318 дорогу. После 6 часов езды — приехали в городок, где подкачали колеса, заправились фруктами; оттуда – сразу двинулись к Лхасе, до которой добрались поздно ночью. Проехали перед столицей Тибета три полицейских поста, где нас трижды останавливали. В Лхасе – поселились в Yaк – Отеле.

28-й день экспедиции.
27.09.
Лхаса. Божественное место на крыше мира. Основание Лхасы приписывается Сонцзен Гамбо, создателю первого Тибетского государства, который перенёс в Лхасу столицу из долины реки Ярлунг. Ее история насчитывает более 1300 лет. Возвышение города как светского и духовного центра Тибета связано с деятельностью секты Гелукпа («жёлтых шапок») и установлением власти Далай-ламы. Расположена она на Тибетском нагорье на высоте 3650 м нум. в долине реки Цанг-По. Лхасу еще называют «городом Солнца», в ней, окруженной со всех сторон горами, практически никогда не бывает туманов и круглый год светит яркое солнце. В основе концентрического плана Лхасы — кольцевые дороги, по которым пролегали и пролегают пути паломников: первая внутренняя дорога — в монастыре Джокханг,
вторая (Баркхор) замыкает торговый центр вокруг монастыря, третья (Лингхор) — вокруг Старого города. Застроен Старый город в основном двух-, трехэтажными домами, ибо трехэтажная высота была в сове время официально разрешенным пределом, потому что никто не имел права смотреть сверху вниз на Далай-ламу во время ежегодного церемониального шествия. Над северно-западной частью Лхасы возвышается дворец Потала, который является одной из главных достопримечательностей города (известен с 7 века, но современный облик восходит к 16—17 векам).

potala_lhasa
К нему мы и рванули с самого утра. Не тут то было! Смогли купить билеты по предъявленным паспортам на экскурсию во дворец, ныне пустующую резиденцию Далай-лам, только на следующий день, выстояв при этом приличную очередь, и то — в самой последней группе.
Также основными достопримечательностями столицы Тибета являются монастыри Джокханг и улица Баркхор, парк Норбулингка (Летний дворец – резиденция Далай-лам)– в самой Лхасе. И близ города – монастыри Дрепунг, Ганден; к северо-востоку от него — Сэра.
К монастырю Джокханг и улице Баркхор, к нему примыкающей, мы и направились.
Дворец Джокханг, или монастырь Джокханг, является духовным сердцем Лхасы и самого Тибета. Вместе с улицей Баркхор – главной и старейшей частью самого города. Монастырь был построен в VII веке, несколько раз он перестраивался. Сейчас это огромный 4-этажный комплекс, с крыши которого вся Лхаса открывается, как на ладони, включая величественный дворец — крепость Потала.
Джокханг был наполнен богомольцами, говорят, он никогда не пустовал. Каменные плиты мостовой во дворе храма местами стерты на глубину стопы – по ним прошли неисчислимые тысячи молящихся. Паломники с благоговейным видом двигались по внутреннему кругу, вращая ручки молитвенных барабанов (мельниц). Мы, следуя традиции, также прошли по внутреннему кругу. Тяжелый запах благовоний, курившихся непрерывно, расползался по храму, как белые облака над вершинами гор. Вдоль стен стоят позолоченные статуи пантеона божеств. Массивные решетчатые ограды из железа предохраняют их, не скрывая от взора молящихся. Самые почитаемые божества были наполовину засыпаны денежными знаками и монетами самых разных стран. В массивных золотых подсвечниках постоянно горел воск, этому пламени не дают погаснуть более тринадцати веков. В монастыре хранятся наиболее ценные и одни из древнейших в Тибете изображения Будды, которые привезла сюда племянница танского императора Вэньчэн, будущая жена князя Тибета. В 822 году танский двор и царство Тубо образовали дружеский союз, который должен был длиться вечно. Это событие было зафиксировано на китайском и тибетском языках на каменной табличке, которую установили перед монастырем. В декабре 2000 года ЮНЕСКО внесла монастырь в список мирового наследия.

barkhor
Монастырь окружает улица Баркхор, которая превратилась в крупнейший рынок, являясь при этом маршрутом паломничества, по которому следует двигаться по направлению часовой стрелки. Такой символический круговой обход совершают вокруг любого святого для буддистов места. История Баркхора начинается вместе с историей самой Лхасы и монастыря Джокханг. Каждый дюйм улицы Баркхор – золотой, ведь она была отстроена, когда начали возводить монастырь. Чтобы контролировать строительство, правитель Тибета Сонцзен Гампо вместе со своей семьей поселился вблизи монастыря, на улице Баркхор. Толпы горожан, путешественников и паломников и разных стран приходят на эту улицу каждый день. Улицы, расположенные вблизи Баркхора, заполнены лавками, магазинами и ресторанами. Можно потратить несколько дней, рассматривая разнообразнейшие предметы, изготавливаемые в Тибете, не переставать удивляться многогранности тибетской культуры. Неприятное впечатление оставляют только навязчивые уличные торговцы.

barkhor2
После визита в храм Джокханг и прогулки по Баркхор, мы поехали в сторону монастыря Дрепунг, который скорее похож на целый город, построенный у подножия гор и прибившийся к одной из них. Дрепунг (Drepung) был основан в XV веке Джамгьянгом Чёдже, учеником Цонгкапы и является одним из самых больших монастырей секты Гелукпа («желтые шапки»). В 1530 году второй Далай-лама основал дворец Ганден в пределах монастыря, ставший резиденцией Далай-лам до тех пор, пока Пятый Далай-лама не построил Поталу. Именно отсюда прежде осуществлялся контроль всей территории Тибета. Лежащий в нескольких километрах западнее центра Лхасы, монастырь Дрепунг некогда был одним из самых больших монастырей в мире, а на его территории проживало 10 тысяч монахов. Сегодня в монастыре проживает около 600 монахов. Имя «Дрепунг», по-тибетски — «гора риса», монастырь получил благодаря большому количеству монашеских жилищ, выкрашенных в белый цвет и окружающих монастырь, построенный на склоне горы.
Вблизи Дрепунга, буквально в 5-ти минутах ходьбы, расположен монастырь Нечунг. До 1959 года в нём находился Государственный Оракул, т.е. медиум, передающий вслух слова и указания божеств. Оракулы почитаемы в Тибете, через них божествам задавались вопросы, ни одно из важных государственных решений Далай-лама никогда не принимал, не посоветовавшись с ним. В 1959 году Оракул покинул Тибет вместе с Далай-ламой, и сегодня монастырь населяет только небольшое количество монахов.
Остаток дня мы провели в этом великолепном месте, гуляя меж монастырских стен, и покидать их совсем не хотелось.
Безусловно, Лхаса постепенно становится ярко выраженным туристическим центром, ориентированным на приезжающих суда не только и не столько паломников, сколько туристов и путешественников. Исконно тибетский дух столицы поглощает постепенно совсем иной — дух западного общества, общества потребления. Но крыша мира настолько сильная энергетически точка, что прилив сил, энергии, вдохновения, помноженные на бесконечную череду чудес и внезапных открытий, поджидающих здесь на каждом шагу, — откладываются на сердце не просто ярким воспоминанием. Это скорее ощущение постоянного присутствия Тибета внутри самого человека, каким бы скепсисом не был залит его собственный мир и к какой бы религии он не принадлежал, исходя из такой случайности, как место и время рождения. Говоря языком буддиста – последнего воплощения.

29-й день экспедиции.
28.09.
Мы по-прежнему в Лхасе. День был крайне насыщенным. Но мы успели побывать в монастырях близ Лхасы, во второй половине дня – посетить Поталу и ближе к вечеру – погулять по парку Норбулингка, летней резиденции Далай-лам.

norbulingka
Монастырь Ганден был первым монастырём Гелукпа («желтых шапок», по-тибетски – «закон добродетели»), основанный Цонгкапой, известным реформатором в истории тибетского буддизма, вначале XV века. И с этого момента оставался главным его центром. Изображения Цонгкапы и его учеников встречаются в Гандене повсеместно. После его смерти двумя годами позже настоятелями монастыря стали именно двое учеников – Гьяцаб Дже и Кедруб Дже. Слово «Ганден» на тибетском языке означает «радостный», а также является синонимом «западного рая», известного как обитель Майтрейи, Будущего Будды. Поскольку Ганден наиболее пострадал, нежели другие монастыри Тибета: многие постройки были разрушены, в том числе и огромный зал, Золотая гробница Цонгкапы, в результате реконструкции сегодня он приобрел новый облик, но еще продолжаются работы по его восстановлению.
Монастырь Сэра, расположенный в окрестностях Лхасы, практически в черте города, некогда был одним из самых больших монастырей Гелукпа в Тибете. Сегодня в нем живет всего несколько сотен монахов. Сэра был основан также в начале XV века учеником Цонгкапы, в этом монастыре преподавались фундаментальные принципы Буддизма, тантрические науки, здесь учились странствующие монахи, прибывшие из отдалённых районов Тибета.
Монастырь Пабонка – также один из древнейших монастырей в районе Лхасы, его возраст превышает даже Джокханг. Монастырь построен на плоской поверхности большой скалы в VII веке королём Тибета Сонгценом Гампо. Последующий король Тибета Трисонг Децен, Гуру Римпоче и первые семь монахов Тибета медитировали здесь. Монах по имени Тхонми Самбхота изобрёл здесь тибетский алфавит. В 841 году Пабонка был разрушен королём Ландхармой и восстановлен уже в XI веке. Существует легенда, согласно которой Пабонка – один из монастырей, построенных в районе Лхасы с целью усмирения мифической демоницы, мешавшей проникновению буддизма в Тибет.

norbulingka2
Мы возвратились в Лхасу, переполненные впечатлениями от увиденного в монастырях. И чуть не опоздали ко времени нашей экскурсии по дворцу-крепости Потала, достойной занять одно из главных мест среди чудес восточной архитектуры. Дворец хорошо видно издалека из разных точек города, и где бы не находился, он приковывает взор.
Марпо Ри, «Красный Холм», является доминирующей высотой в Лхасе, что и это послужило причиной тому, что в VII веке король Тибета Сонгцен Гампо выбрал это места для постройки своего дворца задолго до возведения там Поталы. Сегодня почти ничего неизвестно о том, как выглядел первый дворец. Но в 1645 году Пятым Далай-ламой началось строительство первой, нижней части Поталы – Белого Дворца (Потранг Карпо), после чего 3-мя годами позже он перешел из Дрепунга в свою новую резиденцию. Обстоятельства строительства верхнего Красного Дворца (Потранг Марпи), значительно большего по размеру, по сей день остаются предметом споров. Пятый Далай-лама скончался в 1682 году, а факт его смерти скрывался до окончания строительства Красного Дворца в 1694 году, т.е. в течение 12-ти лет. По некоторым данным, работа была начата регентом, правившим Тибетом с 1679 по 1703 год. По другим данным, Красный Дворец был задуман Пятым Далай-ламой как мавзолей, и к моменту его смерти работа уже шла полным ходом. В любом случае, о смерти Пятого Далай-ламы не было объявлено до тех пор, пока его тело не поместили в достроенном Красном Дворце. Название дворца произошло от тибетского имени, обозначающего Чистый Мир Авалокитешвары — Потала. А Сонгцен Гампо и Далай-ламы считаются земным воплощением Авалокитешвары, Бодхисаттвы Сострадания. С момента постройки Потала служила резиденцией каждого из последующих Далай-лам. С тех пор, как в 18 веке был также построен летний дворец в Норбулингке, Потала осталась лишь зимней резиденцией, здесь также располагалось Тибетское правительство.

lhasa
Долгие годы дворец был закрыт для посещения, и лишь в 1980 году его вновь открыли. Практически завершены реставрационные работы, но дворцу сотни лет. И сохранение первоначального облика исторической реликвии – процесс непрерывный. Поэтому, и не только, многие помещения закрыты от посторонних глаз. Во время путешествия по дворцу мы периодически проходили через комнаты, в которых велись как раз работы: тибетские женщины утаптывали пол, звонко напевая свои песни. Залы внутри дворца украшены шелковыми лентами с сутрами, внутри дворца сохранились древние пещеры, в которых молились и жили еще до строительства дворца, в том числе, Сонгцен Гампо. Практически под самой крышей хранятся ступы Далай-лам, изготовленные из тонн золота и огромного количества драгоценных камней, одна другой краше.
Со всеми капеллами, залами, храмами, гробницами Далай-лам – всех, кроме Шестого, который отказался от должности в пользу любви земной, дворец представляет собой отдельный мир. 7 декабря 1994 года Потала была внесена в список мирового наследия ЮНЕСКО.
После посещения Поталы мы успели заглянуть в «Чудесный сад» – Норбулингка, который был заложен во время правления Седьмого Далай-ламы. Позже его расширяли и перестраивали, так он стал Летним дворцом Далай-лам. Парк состоит из нескольких частей, включая дворцы (Золотой дворец, Зал Сутр и Новый дворец), участки перед ними, засаженные благоухающими цветами невероятной красоты, лесные насаждения, пруды, каменный садик с маленьким прудом и беседкой. Дойдя до этого места, может быть, несколько заброшенного по сравнению с остальной территорией Парка, мы словно кожей ощутили присутствие здесь Далай-лам, раздумывающих о судьбах своей страны. В 2001 году Норбулинка был внесен в список мирового наследия ЮНЕСКО.
Наш визит в сердце Тибета – Лхасу завершился. Очень жаль было расставаться с этим местом, не просто легендарной столицей. Действительно, городом Солнца. Но надо двигаться дальше, и к ночи мы снова отправились в путь. По дороге до Цетанга, чтобы уже утром следующего дня переправиться на пароме через Брахмапутру к монастырю Самье.

30-й день экспедиции.
29.09.
От Цетанга мы продолжили свое путешествие по заповедным местам Тибета и отправились к монастырю Самье.

samye2
Чтобы попасть в монастырь, оставили машину на лодочной станции и на большой лодке переправились через Брахмапутру. Главная река Тибета именуется здесь Ярлунг Цангпо. На противоположном берегу нас ожидал транспорт – несколько джипов, грузовики, доставляющие путешественников прямо к стенам монастыря. Самье, живописно расположен посреди зелёного оазиса, окружён песками и скалами. На территории монастыря есть гостиница, где можно переночевать, но условия оставляют желать лучшего. А в одной из соседних гор, у подножия которой располагается главный храм монастыря с окружающим его архитектурным ансамблем, находятся пещеры, в которых медитировал Падмасамбхава.
Монастырь Самье был построен королём Трисонг Деценом более чем 1200 лет назад, и был первым монастырем в Тибете. Уникальность Самье заключается в архитектурном стиле главного храма – он построен в форме мандалы, по образу и подобию индийских храмов. Его возведение стало ключевым моментом развития буддизма в Тибете, в котором важную роль сыграл великий индийский учитель Падмасамбхава, именуемый тибетцами Гуру Ринпоче или Драгоценный Учитель. Известный исторический факт: в Самье произошли дебаты, в результате которых было решено, что традиция Махаяны станет главенствующим направлением буддизма в стране. Приверженцы исконной религии бон, коих в то время было преобладающее количество, не только не проявляли благосклонности к новым веяниям, но были настроены агрессивно. Символически победа буддизма над бон выразилась в победе Гуру Ринпоче над многочисленными демонами Тибета: это событие, согласно легендам, произошло недалеко от Самье. Вскоре после основания монастыря, в нем поселились первые семь монахов и получили от первого настоятеля Самье — Шантаракшиты, приехавшего из Индии, ординацию. В монастырь были приглашены известные китайские и индийские учителя, которые занялись переводами буддистских писаний на тибетский язык.
Благодаря влиянию Гуру Ринпоче, изображения которого являются наиболее распространёнными в Самье, монастырь стал первым храмом самой древней из традиций буддизма в Тибете, определив свою принадлежность, таким образом, к секте Кармапа (Karmapa) — Красным шапкам. На протяжении всей своей тысячелетней истории монастырь неоднократно разрушался и восстанавливался. Многие реликвии и изображения были разрушены и вывезены из Самье. С середины 90-х годов в монастыре проводились восстановительные работы, и в настоящее время в нем проживает около 130 монахов.

samye3
Архитектурный ансамбль монастыря Самье основан по плану храма Одантапури (Индия) и представляет собой мандалу, олицетворяющую строение вселенной. Центральный храм символизирует гору Меру (Сумеру), храмы, построенные вокруг двумя концентрическими окружностями, представляют океаны и континенты, окружающие гору согласно буддистской космологии. В центральном храме, кроме основных залов, можно подняться по скрытой лестнице к самой крыше, в помещение, наполненной священными реликвиями в древнейшей буддийской традиции. Если уйти под лестницу — можно обнаружить в проходе по периметру храма древнейшие фрески на стенах. К сожалению, разглядеть их в темном переходе практически невозможно. Только вспышка фотоаппарата и карманный фонарик позволили насладиться их красотой. При этом стены исписаны до потолка, а в естественном освещении от вентиляционных окон видны лишь некоторые очертания фресок, и то – у самих проемов. В монастыре Самье можно попасть и в тайную комнату, где изображения и статуи сокрыты многослойными шелковыми одеяниями, однако, приоткрыв их – мы обнаружили лица и композиции, изображающие муки ада, а также в комнате было много разнообразных ритуальных масок устрашающего вида, шапок, барабанов и еще прочего, о назначении которого можно только догадываться. Утце, наиболее впечатляющее среди зданий монастыря, и столб в центре его – символизируют центр вселенной. К северу от них находится Храм Луны, а к югу – храм Солнца. Окружают Самье четыре больших чортена, получившие своё название согласно цвету – красный, чёрный, зелёный и белый. Следующее за четырьмя чортенами кольцо сооружений состоит из 12-ти капелл – четырёх основных и восьми второстепенных, символизирующих четыре континента и восемь второстепенных субконтинентов. Изначально архитектурный ансамбль Самье состоял из 108 зданий – числа, считающегося священным и важным в Тибете.

С нашим же водителем, мирно дождавшимся нас у стен монастыря, мы вернулись к реке и переправились обратно, где забрали свой джип и двинулись к монастырю Миндролинг. Сначала вдоль реки, потом – несколько в горы, вдоль деревень в характерном для Тибета архитектурном стиле. Домики из необработанного камня– один в один: и побогаче, и победнее, — составляли единый ансамбль, не нарушающий гармонию самой природы. На близлежащих небольших полях между рекой и скалистыми горами крестьяне трудились, возделывая их, погоняя ярко украшенных разноцветными лентами яков. Мы ехали по дороге, пересекающей саму колыбель тибетской цивилизации. Именно здесь, в долине Ярлунг провинции Ю, ранние короли Тибета начали в VI веке завоевание и объединение всех княжеств, расположенных на территории Тибетского плато, после чего правили всем Тибетом из Лхасы на протяжении трёх веков. (Позднее политическая власть перешла в Сакию и Шигатсе в провинции Цанг, но снова вернулась в Лхасу, когда Пятый Далай-лама объединил страну при поддержке монголов в 1642 году. До возникновения ордена Гелукпа, ни Ю ни Цанг не могли полностью контролировать центральный Тибет, и постоянно противостояли друг другу в борьбе за власть.) Здесь же, в долине Ярлунга провинции Ю, рядом с самым древним зданием Тибета Ямбулагангом находятся гробницы первых королей.

samye
Вскоре мы добрались до монастыря, стоящего на окраине одного из поселений неподалеку от развалин Джампалинга. Монастырь Миндролинг — один из важнейших центров древнейшей из школ тибетского буддизма. Впервые на его месте монастырь был построен в X веке, однако общепринятой датой основания монастыря считается 1670-е годы, основателем монастыря — лама Тердак Лингпа, один из учеников Пятого Далай-ламы.

Монастырь много раз подвергался нападениям и был разрушен, впервые — во время монгольского вторжения в 1718 году, и позднее был восстановлен. Долгое время Миндролинг служил резиденцией духовного лидера школы Нингмапа Его Святейшества Миндролинга Ринпоче. Приветливый лама встретил нас у входа в монастырь, провел по всем залам и главному храму, рассказывая на чистом английском языке о божествах и истории этого места. Даже позволил примерить свою желтую шапку и подарил на прощание благовония. Мы заинтересовались фресками на стенах у больших молельных барабанов (мельниц) в углу монастыря. И выйдя за его стены через боковую лесенку, наблюдали замечательную сцену: несколько яков, один за другим, продвигались вдоль цепи молельных барабанов во внешней стене Миндролинга, периодически задевая их своими рогами. Они шли, как все паломники и богомольцы, по часовой стрелке вокруг монастыря. Под одобрительный смех нашего ламы мы схватились за фотоаппараты, чтобы зафиксировать документально этот факт.

Попрощавшись с монастырем Миндролинг и его добрейшими обитателями, набожными яками, мы снова двинулись в путь. По дорогам провинции Ю, теперь – на запад, к монастырю Самдинг и озеру Ямдрок Цо.

По дороге, проезжая мимо аэропорта Лхасы, заглянули ознакомиться с расписанием рейсов и его устройством в принципе. Обнаружили, что аэропорт открыт только утром, когда самолеты прибывают и отправляются, после обеда – ни справочное бюро, ни билетные кассы, ничего не работает. Аэропорт просто закрыт. Кроме гостиницы и ресторана, находящихся на его территории для удобства туристов. Ужинать решили в большом зале ресторана аэропорта, отделанном красной парчой и золотом. Обстановка не уютная. Пища не очень вкусная. Дорого. Сделав такие неутешительные выводы мы снова двинулись в путь.