Loading north-tibet4

Экспедиция Sunsara Travel. 2006 год.

31-й день экспедиции.
30.09.
Ночевка на высоте 4.300м нум в небольшом городке вблизи следующей цели нашего путешествия. Утром, съехав с основной трассы, двинулись к монастырю Самдинг, стоящему на некотором отдалении от основных туристических маршрутов в горах, вблизи восхитительного озера Ямдрок Цо.

yamdrokcho_panoram
Мы попрощались в очередной раз с асфальтовым покрытием, и за нашим джипом потянулся шлейф дорожной пыли, словно оповещая всех местных жителей о пришествии чужестранцев.
Сам монастырь, один из шести главных монастырей тибетского ламаизма, относится к Кармапа (Karmapa)- Красным шапкам (Red Hat Sect). Очень небольшой, но крайне приветливый, он остался в нашей памяти как «голубиный» монастырь. Переходя от одного зала к другому в сопровождении монаха, знакомившего нас с устройством Самдинга, мы все время слышали воркотню голубей. А забравшись на крышу, обнаружили совершенно потрясающий вид на горы в снежном одеянии и озеро.
Позже, по дороге назад, мы остановились у его берега, устроив небольшой «пикник у обочины». Высокогорное озеро Ямдрок Цо (Yamdrok-Tso) – 4488м., является одним из четырёх священных озёр Тибета. Форма озера уникальна: многочисленные рукава, изгибающиеся между склонов гор, делают его похожим по форме на огромного бирюзового скорпиона. Тибетские паломники совершают ритуальный обход (кору) вокруг святого озера по часовой стрелке. В Тибет считается, что вода озера обладает целебными качествами, поэтому многие из паломников набирают её в сосуды, чтобы помочь излечиться больным близким и родственникам. Кроме того, согласно легенде, Ямдрок Цо является озером Оракула: глядя в его темно- синие воды и читая молитву, можно узнать будущее. Погода была сказочной, и благосклонные небеса открыли перед нами красоты не только самого озера, но и горного массива на противоположном берегу. Насладившись видами мы снова двинулись в путь, в ощущении некого вселенского спокойствия и умиротворения. Тибетцы, работающие на полях, издалека завидев нашу машину, приветствовали нас. Другого транспорта, кроме всадников на лошадях, на этом участке своего маршрута мы и не встречали, пока снова не выехали на основную трассу.


После чего, переезжая перевал за перевалом, на которых встречали тибетских кочевников, живущих со своими стадами (в одном месте даже остановились, чтобы сфотографироваться с украшенным разноцветной попоной и лентами яком), мы направились в сторону Шигатсе. Куда прибыли достаточно поздно из-за… ДТП. Досадное происшествия – столкновения с трактором, позволило нам поближе познакомиться с национальным колоритом этих мест и системой взаимоотношений в среде тибетцев. Трактор вынырнул нам под колеса стремительно. От удара в бок его развернуло, а водитель и пассажир оказались на дороге. К счастью люди, битком сидящие в кузове не пострадали. Пока ждали полицию собралась вся близлежащая деревня. После переговоров с родственниками, «пострадавшие», выглядевшие вполне здоровыми, легли на дорогу и принялись «умирать». Попытки врача экспедиции оказать им помощь или хотя бы осмотреть, были отвергнуты родственниками «пострадавших». Серьезные проблемы стали проглядываться в связи с прибытием пожилой женщины, родственницей одного из «пострадавших»: она громко причитала, явно осыпала нас проклятиями, завывала и бросалась в драку, как бы. Окружающие ее, как бы, едва сдерживали. Все бы это было смешно, если бы не угрожающее выражение лиц в толпе. Но, прибыла полиция и спектакль быстро прекратился: «пострадавших» подняли с дороги чуть ли не пинками, сунули в джип и увезли, как выяснилось, в больницу на освидетельствование. Нашего водителя посадили в нашу же машину объясняться и заполнять протокол. Двое полицейских принялись деловито составлять схему происшествия, один без устали регулировал движение и отгонял зевак. Нам сказали, что ждут высокое начальство из Лхасы- они выехали и будут на месте часа через два. Действия полиции нужно признать крайне эффективными и профессиональными. В том числе они жестко пресекали попытки давления со стороны местных жителей. Даже прибывший на место директор местного совхоза, сельский староста и журналист не смогли развести ситуацию в пользу местных. Как выяснилось местные полицейские, тибетцы, все имеют высшее юридическое образование (даже сержанты) и далеки от народа очень. Полиция замечательно выглядит: стильная синяя форма, новые Паджеро и Лэндкрюзеры, мотоцикл «Бумер» современное оборудование, спутниковые телефоны… Примчались офицеры из Лхасы: майор дорожной полиции и офицер из ПСБ, руководитель отдела по работе с иностранцами. Всех пригласили в местный ресторан. Обстановка была похожа на партсобрание в колхозе: с одной стороны 9 офицеров полиции за одним столом, с другой- все остальные на стульях в несколько рядов. Мы- в первом ряду. Хозяйка заведения бесконечно обходила всех, наливая тибетский чай из термоса. Всех лишних крестьян выгнали, а дверь заперли. Слово брали по очереди 3 старших офицера и говорили непрерывно и напористо, с час. Крестьяне сидели понурив головы, изредка кивая в знак согласия: виноваты мол. После полицмейстерских тирад хозяин трактора поднялся с места и сказал, что все понимает, но не согласен. «С чем ты не согласен?»- дружно заорали полицейские чины. «Со всем»- отвечал крестьянин, низко опустив голову. Полицейские стали плеваться от досады. Обработка крестьян продолжилась с удвоенной энергией еще час. Мы сидели, как зрители в театре абсурда, пытаясь понять хоть что- нибудь. Я подсел к гэбисту, который хорошо изъяснялся на английском и спросил, что все это значит?
-Мы пытаемся достичь мирового соглашения- ответил офицер- иначе вам придется здесь ждать назначения даты суда, 3 дня, затем придется вернуться сюда же в суд в течение 10 дней. Вы же не хотите торчать в этой дыре?
-Нет, конечно! Но мы же ни в чем не виноваты…
-Когда совершается авария в ней есть 2 стороны и обе виноваты. Степень вины одной стороны большая, а другой, маленькая- философствовал гэбист. Трактор- единственное, что кормит этих людей и они должны предпринять все усилия, чтобы починить его и тем самым выжить. Они не отступят. Им нужны деньги, а Вам- время. Уступите и уезжайте, пусть это и не справедливо. Что есть справедливость в мире, в котором мы живем?
Я молча пожал ему руку. Через полчаса, скрепив мировое соглашение, написанное от руки, красными отпечатками пальцев, мы поехали прочь, на нашем искалеченном лендровере. Протокол до сих пор хранится у нас в офисе.

32-й день экспедиции.
1.10.
Поместив наш LR с самого утра в ремонтную мастерскую, мы отправились бродить по городу, в поисках его легендарных достопримечательностей. Ведь Шигатсе – бывшая столица Тибета, резиденция Панчен-лам и крупнейший город в провинции Цанг, некогда игравший ключевую роль в политике всей страны.
Здесь же находится легендарный монастырь Ташилхунпо, практически главная достопримечательность Шигатсе, в котором мы и провели большую часть дня. Основанный в 1447 году Генден Друпом, учеником Цонгкапы, монастырь стал крупнейшим центром изучения философии и медицины в Тибете, местом резиденции духовного лидера Тибета – Панчен-ламы. Ташилхунпо представляет собой целый город, его многочисленные сооружения и капеллы поражают воображение своим величием и масштабом, они украшены внутри великолепными статуями и росписями. Самая известная – 26-метровая золотая статуя Будды Майтрейи. Неприятное впечатление оставляет только всеобщая неопрятность: грязные монахи, грязные улицы…

tashih
Осмотрев монастырь, мы еще длительное время бродили по городу, в основном – тибетской его части, заглядывая в маленькие лавочки и магазинчики, где нам предлагалось большое количество самых разнообразных сувениров, украшений, маленьких копий золотой статуи Будды Майтрей, ставшей своего рода визитной карточкой города. Традиционный тибетский облик Шигатсе сохранил лишь у стен самого монастыря, уже в нескольких кварталах от него… мы попали в самый обычный современный город из стекла и бетона, с большим количеством ресторанов и крупных супермаркетов. Наш китайский друг пригласил нас в магазин нефритовых сувениров, где удалось купить несколько хороших «глаз Будды» и камней с ритуальными рисунками. Для определения подлинности в магазине стоит компьютерный томограф. Хозяин- маленький старичок- бирманец у гостил нас сигарами и чаем. Не обнаружив в нас стойких приверженцев коммунистических идей расстроился, т.к. оказался стойким маоистом, мечтающим попасть в мавзолей Ленина…

33-й день экспедиции.
2.10.
Шигатсе. Часть дня мы снова провели в монастыре, позже забрали машину, накупили очень выгодно жень-шеня и лечебных трав в местных аптеках и двинулись в сторону Тингри, по дороге посетив еще один знаменитый монастырь – Сакья (Sakya), расположенный в некотором отдалении от основной дороги (25 км.) на высоте 4280 метров. Само место, монастырь, больше похожий на крепость, окруженный высокими грандиозными стенами, он был основан в 1073 году Кёном Кончёком Гьелпо, членом влиятельного семейства Кён. XI век был периодом интенсивного развития буддизма в Тибете. Марпой и его учеником Миларепой образован орден Кагьюпа, а в Сакье семейством Кён была основана новая школа, получившая название Сакьяпа. Отличительной ее особенностью является то, что лидер школы получает свой титул по наследству, и, таким образом, настоятель монастыря Сакья и лидер всей школы Сакьяпа всегда является членом семьи Кён.

tashih2
В XIII веке Сакья стал важнейшим центром изучения буддизма. Этому послужил приезд из Индии в 1204 году известного переводчика Шакьяшрибхады. Однако еще до этого тибетский учёный и настоятель монастыря Сакья – Сакья Пандита (Ученый из Сакья) написал важные работы о восприятии и логике, благодаря которым был признан как воплощение Манжушри, бодхисаттвы мудрости. В 1959 году лидер традиции Сакья покинул Тибет и основал одноимённый монастырь в городе Дерадун. Мы посетили главный храм монастыря, бродили по его улочкам, заглядывая в менее значительные, забирались на стены, окружающие монастырь. Поразительное ощущение возникло в этом монастыре: все божества смотрели на нас, улыбаясь. Статуи настоятелей все также сияли улыбкой. Во внутреннем дворике одного из храмов монахи собрались у колодца и о чем-то беседовали, задорно и заразительно смеясь. Весь монастырь светился радостью изнутри. Особенно впечатляющим оказался главный зал с двадцатиметровыми колоннами из цельных стволов деревьев и оригинальной стропильной конструкцией.
С такой же улыбкой на устах и счастьем на душе мы оставили монастырь: надо двигаться дальше, в сторону Тингри, где мы и заночевали перед рывком к базовому лагерю Эвереста. Становилось значительно холоднее, чем на предыдущем отрезке пути.

34-й день экспедиции.
3.10.
Тингри. Мы проснулись достаточно рано, но, к сожалению, пришлось трижды возвращаться в город: то за билетами в заповедную зону (базовый лагерь Эвереста расположен на территории национального парка Джомолунгма, для въезда в который необходимы билеты и специальное разрешение), то за этим специальным разрешением (кроме того, Джомолунгма расположена на границе с Непалом).
Получив все необходимые документы и пройдя все посты, мы выехали на дорогу к базовому лагерю у подножия Эвереста и монастырю Ронгбук (Rongphu Mon).
От этой точки нашего путешествия мы напрочь забыли об асфальтовом покрытии, в некоторых местах дорога скорее напоминала жуткую гребенку, а максимальная возможная скорость 30-40 км. в час. Но заповедная зона национального парка настолько богата красотами пейзажей и непуганными животными и птицами, которых мы постоянно наблюдали из окон машины, что обращать внимание на трудности продвижения по такой дороге, просто не было времени. От монастыря Ронгбук (5000м. над уровнем моря), где мы оставили машину, на повозках двинулись к самому базовому лагерю у подножия высочайшей вершины мира. На всем пути мы не теряли Эверест из вида, а у подножия гора предстала во всем своем великолепии.

road_to_everest2

Пара-тройка незадачливых облаков, видимо, заблудившись на своем небесном пути, ненадолго остановились у вершины отдохнуть, обняв ее, но вскоре снова двинулись в путь. Мы были поражены красотой и великолепием великой Джомолунгмы. С удивлением обнаружили в самом лагере отель «Калифорния», состоящий из одной палатки и десятка железных кроватей, заглянули в самое высокое почтовое отделение планеты , больше похожее на ларек. На обратном пути, вернувшись к монастырю, некоторое время провели в нем.
Потом, отужинав в гостинице, расположенной прямо напротив монастыря, двинулись дальше на запад, в сторону старого Tindri. По вышеописанной гребенке мы ехали всю ночь, в какой-то момент даже потеряли дорогу из виду и оказались в русле реки. Но благополучно выбрались, практически на ощупь найдя свою тропинку. В следующий раз этой же ночью встряли в болото у самого старого Tindri. Зацепиться абсолютно не за что, лебедка бесполезна. Резина, естественно, была АТ (пустыня все-таки более актуальна на этом маршруте, плюс дорог с асфальтовым покрытием тоже не менее 50%). Однако, радостные тибетские ребятишки тут же разбудили всю деревню, и нас вытащили местные крестьяне на своем мелкокалиберном тракторе. И для них, и для нас это было настоящее приключение!
Потом, когда, как всем показалось, все мытарства этой ночи позади, мы радостно двинулась в сторону границы с Непалом, подсознательно чувствуя, что едем не туда, но больно уж перевалы были красивые, а горы вдали – притягивали своим величием и магической силой. Два перевала с видом на восьмитысячники. Потрясающее зрелище! Куда уж тут в «Гармин» смотреть. Тем более, именно на одном из перевалов мы встретили рассвет. Описать ощущения практически невозможно, разве что… мы задыхались от восторга!

35- й день экспедиции.
4.10.
Итак, вернувшись от границы с Непалом, мы выехали на нужную дорогу, которая вела, раздваиваясь и растраиваясь, по долине между гор на высоченном плато 4.200-4.700 м над уровнем моря, потрясающей красоты.

everest_mt
Дорога извивалась тонкой змейкой по полям, на которых паслись гордые и грациозные яки, меж гор, в окружении озер, рек и ручейков. Местами дорога обрывалась неглубокими речушками, которые мы брали штурмом, местами совсем терялась, разбегаясь в нескольких направлениях, но привязкой была линия электропередач, идущая в нескольких сотнях метров от дороги. Мы ехали, ориентируясь по столбам, вдоль деревень и маленьких селений кочевников, состоящих из одной — двух палаток. Мы продолжали двигаться вперед. Все новые и новые виды, самые яркие из тех, что только можно себе вообразить, открывались перед нами. Облака в какой-то момент встали мистической аркой, словно приветствуя нас, приглашая продолжить путешествие. Дорога то сужалась, то расширялась до невероятных размеров. Мы, правда, сделали небольшой крюк, заехав в Сага, чтобы заправиться и оформить разрешение на въезд в специальную зону Аксу для гида. Потом сразу рванули дальше. Ночевали уже в одном из лагерей на подъезде к священному озеру Маносаровар (Маназаровар) и знаменитой горе Кайлас (Кайлаш).

36-й день экспедиции.
5.10.

Проснулись достаточно рано. В гостевых домиках Тибета, выстроенных в основном по периметру квадрата с выходом из комнат во внутренний двор и единственными воротами, закрывающимися на ночь, нет ничего лишнего: кровать и, в лучшем случае — прикроватная тумбочка. Все скромно и лаконично, по-походному.
Мы сами приготовили на местной кухне завтрак, заварили кофе, отмыли свои ботинки от болотной грязи и снова двинулись в путь по дорогам «крыши мира», где, представить невозможно, некогда плескалось море.

manasarovar5
Добрались до озера Манасаровар, расположенного примерно в тридцати километрах от Кайлаша. С самых древних времён район вокруг Кайлаша и озера Манасаровар был важным центром, привлекавшим индийских паломников и верующих со всех прилегающих регионов. Согласно легендам, Гора Кайлаш является домом бога Шивы, а озеро Манасаровар (Ma pham), или Мапам Юм Цо, что означает «озеро Победоносного» — домом богини Парвати. Ведущие к спасению методы символически отождествляются с горой-отцом, озеро Манасаровар, воспринимаемое как мать, символизирует идею мудрости.


Мы свернули с дороги и направились к озеру. И в первую очередь – к расположенному на его берегах монастырю Чиу, вблизи которого находятся горячие источники. Возле монастыря мы встретили играющих ребятишек, угостили их конфетами. А самая маленькая девочка из них, убежала,  вернувшись к нам со своим братом. Каково же было наше удивление, когда мальчик лет семи-восьми, не более! провел своего рода экскурсию по монастырю, показывая и рассказывая нам о каждом из многочисленного пантеона богов, в нем представленных в изображениях и скульптурах. Когда мы пытались повторить их имена, мальчонка задорно смеялся. Он, уже в сопровождении старого монаха, показал нам и комнату, в которой хранились многочисленные ритуальные предметы: маски, шапки, кости, барабаны, скульптуры. Здесь же, он, следуя тибетской традиции, подарил нам белые шарфы, которые мы тут же повязали на шею. Шелковые шарфы пропитаны были благовониями, которые непрерывно воскуривались в монастыре, и этот запах неотступно следовал за нами весь день. Не всем из нас, но было разрешено посетить пещеру (в самом монастыре), где медитировал Падмасамбхава. Мы оставили стены монастыря, попрощавшись с нашим юным гидом и его наставником, а также маленькой девочкой, которая выбежала нас проводить, и снова спустились к берегу озера. Отсюда открывался великолепный вид: с одной стороны – цепь горных хребтов Гималаев, покрытых снегом, с другой – Кайлаш.
В индийской мифологии Манасаровар был создан в уме Брахмы, когда его сыну потребовалось место для омовения после выхода из отшельничества, проведённого на горе Кайлаш. Высокогорное озеро Манасаровар (около 4560м) — самое почитаемое среди прочих озёр Тибета. Искупавшийся в его водах,после смерти попадет в рай Брахмы, а выпивший святой воды, которая по словам индийского поэта «чиста, как слеза», очистится от грехов прежних воплощений.

manasarovar7
Рядом с Маносароваром находится озеро Ракшас (Ракшас Таль, или по-тибетски Лханг Цо – «озеро Демона», или «мертвое озеро»). Озера соединены каналом. Считается, будто баланс воды в этих озёрах символизирует баланс энергии во всём мире. А искупавшись сначала в мертвом озере, а затем в Манасароваре, мы умираем и рождаемся заново.
Индийские паломники совершают омовения в воде святого озера Манасаровар, а также совершают кору (90км) — обходят его вокруг, как и Кайлаш. Мероприятие не из легких, ввиду топких берегов и многочисленных горных потоков, впадающих в озеро.
Мы не стали бросаться в воду, по некой радости, не покидающей наши сердца после прибытия в долину Барка и посещения монастыря, а побродили босиком по каменистому дну его берега, трижды омыв свои грешные головы. И двинулись в селение Дарчен у подножия Кайлаша, где и заночевали.