Loading north-tibet4

Экспедиция Sunsara Travel. 2006 год.

37-й день экспедиции.
6.10.

Кульминационный момент, очень важная точка нашего путешествия — первый день коры вокруг священной горы Кайлаш. Трепетное волнение и ощущение «кануна» какого-то значимого события в жизни не оставляло все утро.
Окутанный мистической тайной древних легенд и учений, на протяжении многих веков Кайлаш является местом поклонения, энергетическим центром мира, главной святыней великих азиатских религий. Для индуистов Кайлаш олицетворяет обитель бога Шивы (как Манасаровар — обитель Парвати). Буддисты считают, что на вершине горы пребывает Самвара, гневная форма Будды Шакьямуни. Джайнисты учат о том, что именно здесь первый из их святых достиг освобождения. Для древней религии Тибета Бон Кайлаш является священной девяти- ярусной Горой, на вершину которой основатель этой религии Шенраб сошёл с небес. Тело учителя Шенраба произошло от самой горы Тисэ (Кайлаш). На тибетском языке Кайлаш известен также как Канг Ринпоче, то есть «Драгоценный Камень Снегов».

kailas5
Кайлаш — это Бонри (Bon ri), Гора бона, или Шаншун Бонри, бонская гора Шаншуна. Это Лари Ганкар Тисэ, Душа-гора – лестница, поднимающаяся в небеса и спускающаяся с небес, имеющая ту же функцию, что и «небесный шнур», соединяющий небеса и землю.
У небесного воинства богов Геке (Ge khod) есть дворец. Согласно традиции, которой следует «Пэма Тан-йиг» (Pad ma thang yig), этих богов всего триста шестьдесят; очевидна идентификация Тисэ с осью мира. Четыре ребра горы соответствуют сторонам света, а трещины на его южной стороне по форме напоминают буддистский символ духовной силы. Гору представляют в виде огромного чортена — дворца, где обитают разные семьи богов. Он имеет врата с четырёх сторон света, которые охраняют китайский тигр (с востока), черепаха (с севера), красная птица (с запада) и бирюзовый дракон (с востока).
Две с половиной тысячи лет назад Будда Шакьямуни пришел на Кайлаш, чтобы лично основать буддистский монастырь и утвердить место как священное в буддистской традиции. С точки зрения Тибетского Буддизма, гора Кайлаш считается телом, излучающим Чакрасамвару. В традиции йогов издревле Кайлаш считался лучшим местом для практик: еще в XII веке основатель традиции Тибетского Буддизма «Drikung Kagyu», Kyobpa Jigten Sumgon (1143- 1217) послал Мастера Guyak Gangpa и тысячи йогов на Кайлаш для практик и медитаций. Подобная традиция сохранилась до сих пор.
Белоснежная шапка Кайлаша и ледники дают жизнь четырем великим рекам Азии. Карнали, один из основных притоков Ганга — на юг, истоки Инда на север, Султей (Сатледжа) на запад и Брахмапутра (Ярлунг Цангпо) на восток. Они сбегают по склонам слабыми ручейками, набирая силу за сотни километров пути. Высота горы 6714 метров, что по местным понятиям не высота вовсе, но вершина горы осталась непокоренной.

kailas4
Вокруг горы совершают кору, которая является самым священным путём паломничества для богомольцев, приверженцев четырех религиозных учений Азии, пилигримов, и притягивает многих западных путешественников. Каждый отрезок пути является священным, полон религиозного и философского смысла, олицетворяя собой круг рождения, жизни, смерти и нового перерождения. При этом каждая из перечисленных стадий человеческого существования соотносится с определёнными этапами прохождения коры. Согласно древней традиции в Буддизме, человек, совершивший кору вокруг Кайлаша 108 раз, достигает Освобождения — нирваны и статуса святого во всех последующих воплощениях. И для тибетцев поэтому – абсолютно нормально совершать кору (52км) за 14 часов и не менее 3-х раз подряд (13 раз за 2 недели). Кора, совершенная в полнолуние, важнее и засчитывается за две. Европейцы, учитывая адаптацию к высокогорному климату, а также отвлечение на фото- и видеосъемку, обозрение захватывающих дух видов, тратят на один обход три дня, как и паломники — индусы.
Начинается кора, и внешняя (53км), и внутренняя (35км), из маленького и крайне непрезентабельного селения Дарчен (4560м над уровнем моря), где мы останавливались на ночлег в гостинице, где традиционно заколочены двери в неработающие туалеты.
Мы собрали палатки, спальные мешки, оделись, учитывая капризы природы и низкие температуры по ночам, взяли с собой воду и еду, и направились вместе с паломниками-тибетцами к монастырю, где остановились на непродолжительный отдых. И далее, уже практически одни – по тропинке, обозначенной на всем протяжении камнями, бережно сложенными паломниками один на один. Нас очень долго сопровождали две птахи, перелетая от камня к камню, словно указывая дорогу, следя, чтобы мы не сошли с тропы и не заблудились.

kailas_a8
Первоначально мы планировали идти по маршруту «привычной» внутренней коры:
Первый этап внешней коры — до Монастыря Дира-Пук (20км, подъем на 200м) занимает около 6-ти часов. От селения Дарчен на запад вдоль хребта, закрывающего вид на гору. По достижении места, обозначенного множеством молитвенных флажков на высоте 4730 метров, открывается вид на южную сторону Кайлаша, именуемую “сапфировой”. Это одна из точек, где паломники совершают простирания и ритуальные подношения с целью выразить уважение к священной горе и умилостивить божеств и духов, обитающих в этих местах. Далее тропа постепенно меняет направление на север и приводит в долину Ла Чу (4750м), где расположен столб Тарбоче, увешанный множеством разноцветных молитвенных флажков. Каждый год, во время праздника Сага Дава, этот столб устанавливается заново, и то, как он будет стоять, имеет огромное значение для тибетцев. Западнее Тарбоче расположен чортэн Кангни, и считается очень благоприятным действием проход через его арку. Маршрут внешней коры продолжается далее по восточной стороне Ла Чу мимо расположенного на западном склоне ущелья монастыря Чуку. Затем долина сужается, подъём становится круче, и открывает западная стена Кайлаша. Далее – тропа ведет к монастырю Дира-Пук под северной стеной Кайлаша. От монастыря открывается незабываемый вид на Кайлаш, стоящий за двумя грозными скалами, каждая из которых носит имя одного из Бодхисаттв –Авалокитешвары и Ваджрапани.
Второй этап — до монастыря Зутул-Пук (18км, подъем на 550м, спуск на 600м) занимает 7 часов. От монастыря Дира-Пук начинается резкий подъем до самого перевала. Путь коры пересекает речку Ла чу, далее – луга Джарок Донканг (5210 м), откуда хорошо видна уже восточная стена Кайлаша. Следующий отрезок подъёма приводит к участку склона, усеянному пирамидами из камней, где в изобилии разбросаны предметы одежды. Это Шива Цаль (5330м), где жизнь паломников, символически выраженная предыдущим участком коры, так же символически оканчивается, это кладбище, где пилигримы оставляют куски старой одежды, срезанные волосы или капли крови, чтобы отправиться в период между смертью и новым рождением. Здесь же принято оставлять молитвенные флажки, предварительно написав на них имена недавно почивших родственников, с молитвой об их благополучном перерождении. Недалеко от тропы — отпечатки ног Миларепы, великого тибетского йога, покорившего множества демонов, обитавших в районе горы. Недалеко от этого места тропа раздваивается, при этом один путь ведёт на юго-восток к заснеженному перевалу Кхандо Санглам Ла, пройдя который, возможно «срезать» общепринятый путь, ведущий через перевал Дролма Ла. Пройти по этому пути могут только те, кто проходит тринадцатую кору в своей жизни, в противном случае можно оказаться лицом к лицу с защитницей перевала, гневной дакини. Тибетские ламы предупреждают: множество духов охраняют гору, а путники, сошедшие с тропы, могут не совладать с ее энергией. Поверить в это сложно, но не ощутить, находясь около горы, просто невозможно.


За кладбищем Шива Цаль тропа проходит мимо камней, являющихся своеобразным «измерителем грехов». И далее — последний подъём к перевалу Дролма Ла (5630м), на котором возвышается огромный камень, увешанный огромным количеством молитвенных флажков. Существует легенда, связанная с его историей. Когда Гоцангпа, открыватель коры вокруг горы Кайлаш, встретился с гневной дакини, она указала ему верный путь, отправив с ним стаю из 21-го волка, каждый из которых был проявлением Дролма, богини сострадания. Прибыв на нужный перевал, стая из 21-го сначала превратилась в одного волка, который затем превратился в большой камень. С тех пор Дролма помогает пилигримам совершить нелёгкий подъём на перевал.
Перевал Дролма Ла служит местом символического перерождения паломников. За перевалом открывается небольшое озеро (5608м), называемое Озером Сострадания. Далее тропа начинает спускаться, петляя по каменистой местности, до лугов долины реки Лхам Чукир. На какое-то время открывается восточный склон Кайлаша. Вниз по течению Лхам Чукир — монастырь Зутул-Пук.
Третий этап – от монастыря Зутул-Пук назад в Дарчен (14 км, спуск на 150м) занимает 3-4 часа.
На самом деле, поднявшись по руслу реки к монастырю Гьонтаг Гомпа, перевалив через перевал к монастырю Тарбоче, перейдя русло реки (ее западный рукав) мы не сговариваясь, неожиданно повернули на север и пошли вверх вдоль русла реки. Оказаться на маршруте внутренней коры мы не планировали: газовая горелка осталась в машине, с собой был один маленький баллон с кислородом, тяжелые рюкзаки мы тащили сами, т.к. не взяли шерпов. Трудно объяснить почему, но мы пошли вверх. Перед нами открывалась величественная картина южного склона Кайлаша и «саркофага» Дворца Ишвары- мифической саркофагоподобной горы, о которой ходит множество легенд. Мы миновали Трон Будды, причудливые скалы с фигурой лежащего человека на вершине, множество столбиков- скал, фантасмагорических сторожевых вышек и вышли к последнему чортену перед самой горой. После этого чортена мы не встретили никаких следов человека: окурков, мусора, даже экскрементов животных. Путь к горе был чист и давался с трудом. Среда будто уплотнялась. На высоте 5853м мы задумались о ночлеге. Идеально ровная площадка перед огромным валуном казалось идеальным местом для палатки. Солнце быстро садилось, температура стремительно падала. Задул свирепый ветер, взявшийся ниоткуда. Мы едва влезли в палатку и спальные мешки, как ветер принялся трепать ее с воем. Вода в бутылках замерзла. Все приборы перестали работать (китайские батарейки сдохли). Пришлось пережидать непогоду до 11 утра. Солнце лениво выкатилось из- за скал и гармония воцарилась снова. Но это уже другой день.

38-й день экспедиции.
7.10.
Второй день коры.
После исключительной в своем роде ночевки мы поняли, что не преодолеем крутой подъем к чортенам Дрикунг на высоте 6000м. Линия белоснежных чортенов стоит на тропе вдоль южного склона горы в щели на отвесной стене. Величественное зрелище, но не для нас сегодня. Нашему врачу экспедиции не удалось стать первой женщиной, совершившей внутреннюю кору, и мы отправились в обратный путь. Совершенно невероятным образом, прямо у нас на глазах, из ниоткуда, нам вслед потекла река, вернее, маленький звонкий ручей, опять же, словно указывая правильный путь. Уже привыкнув к высотам и энергетике горы, мы двигались гораздо быстрее- вниз получается быстрее. Нас снова сопровождали две маленькие птахи, а уже на выходе к Дарчену огромный орлан, гордо сделав круг, попрощался с нами на пути. С того самого момента возникло непреодолимое желание вернуться к священной горе Кайлаш, что мы еще обязательно сделаем.

kailas
После возвращения в гостиницу мы чуть привели себя в порядок и сразу рванули в сторону Али и Кашгара. Дорога снова стала меняться с потрясающей скоростью, и трепетный восторг от чарующей красоты этих мест, от возвышенного состояния пройденного пути не покидал наши сердца.
Воистину, понять Тибет и его культуру можно, только побывав в самом его сердце. Суждено это, видимо, далеко не каждому: в Тибет не ездят, в Тибет… принимают приглашение. И приглашение это следует не просто принять, но и осознать его глубочайший смысл.

39-й день экспедиции.
8.10.

Мы ехали, сменяя друг друга за рулем, практически всю ночь. Как и положено, пересекли границу Тибета в назначенный властями срок.
Проезжали мимо самого длинного озера в Китае – потрясающей красоты, оно простирается по территории Китая, и уходит в Индию. Стаи птиц кружили над его берегами. Иногда дорога, идущая по самому краю озера, буквально на уровне воды, вдруг обрывалась, вернее, уходила на дно, и приходилось переезжать прямо по воде.

selfdriving12
Потом, миновав несколько перевалов, мы невероятным образом оказались посреди зимы и долго гнали по заснеженной дороге, заметаемые снегом в порывах своенравных высокогорных ветров. Невероятное зрелище! Гармин показывал высоту 5800м.  Мы двигались без устали, словно заряженные энергией тибетских святынь, питаясь силой неисчерпаемого источника – самой природы. Снова,сменяя друг друга за рулем, почти не останавливались, только ближе к утру  все задремали ненадолго в машине, и как только рассвело — снова в путь.

40-й день экспедиции.
9.10.

По дороге, всего за несколько часов пути, мы мистическим образом из зимы снова попали в лето, где города и селения имели совсем иной вид: появились мусульманские мечети, коротко стриженные мужчины, носящие бороду, типичные восточные базары, наполненные яшмой, самоцветами, нефритовыми изделиями, старинными украшениями, шелком и яствами на любой вкус.
К вечеру мы добрались до Кашгара (Каши).

41-ый день экспедиции.
10.10.

Кашгар. Город расположен в самой западной точке южного Синьцзяна. Он очень экзотичен, и не утратил свой колорит и по сей день. Шумный восточный базар, на котором можно найти что угодно, мечети, тележки с ослами, мужчины и женщины в ярких шапочках (тюрпанах), украшенных вышивкой, — все удивляет и захватывает. Даже самая большая статуя Мао (следует отметить, единственная, встреченная нами за время путешествия) на одной из главных площадей города.

naryn_kashgar_2
Прежде Кашгар был важным пунктом на северном Шелковом Пути. И потому, исторически так сложилось, в городе живут люди самых разных национальностей: уйгуры, таджики, киргизы, узбеки, ханьцы. Мы прогулялись меж многочисленных торговых рядов у мечети Ид Ках, посетили Главный рынок города (Международный Торговый Центр Центральной и Западной Азии), заполненный мерцанием шелка и камней, украшениями и сувенирами из нефрита, старинными вазами, ножами, домашней утварью, изделиями уйгурских ремесленников, самыми разнообразными товарами из Пакистана, Афганистана, Индии и Турции.
В городе построено множество мечетей. Старейшая из них, Ид Ках, изначально  была построена в 1789 году, потом ее несколько раз перестраивали. Она занимает значительную площадь и состоит из четырех частей: двух башен, двора, зала для молебна и общего зала, способного вместить 5-6 тысяч верующих. С двух сторон от ворот мечети возвышаются башни. Каждую пятницу тысячи верующих собираются в залах мечети для молитвы. В священные для мусульман дни проводятся масштабные службы, когда верующих собирается так много (до 40-50 тыс. человек – во время таких важных праздников как Рамадан), что залы мечети просто неспособны вместить всех желающих, многим приходится молиться во дворе. Имам начинает службу, во время которой декламирует Коран по-арабски, а затем переводит и объясняет его на уйгурском языке. Затем начинается молитва.
Поужинав в одном из немногих открытых в городе ресторане, мы по-настоящему вкусили колорит не только местной кухни, но и танцевального шоу, в программе которого приняли самое активное участие: все мужчины по очереди танцевали нечто вроде лезгинки напротив нашего стола, как бы предлагая себя. На такие подвиги их подвигли восточные танцы в исполнении врача экспедиции. Светлана Витальевна закончила когда- то хореографическое училище и оказалась совершенно неотразима для мужской половины города Кашгара. Пришлось уводить ее в отель, от греха подальше :-).

42-й день экспедиции.
11.10.

С самого утра двинулись в путь. Сначала – к китайской границе, где попрощались со своим гидом-переводчиком, потом въехали на территорию Киргизии.

Поскольку прохождение границы занимает значительный период времени, а значительный участок дороги от границы – еще далеко не асфальтирован и не освоен, мы ехали весь день и практически всю ночь, минуя перевал за перевалом, только к утру следующего дня – граница Киргизия-Казахстан, откуда вскоре домчались до конечной точки нашего маршрута – Алматы. Это все.  Теперь продолжение следует: 5 мая  2007 мы едем в новую экспедицию. Вы с нами?