Loading selfdriving_a

Экспедиция Sunsara Travel. 2007 год.

19 — 20 — 21 дни экспедиции: 25.05. Выезд из Амдо. Яшмовая дорога в облаках по «долине смерти». Возвращение в Амдо, затем в Накчу. 26.05. «День сурка». Только с четвертой попытки — удачный прорыв через долину другой дорогой. Высокогорные озера центрального Тибета. Ночевка в машинах. 27.05. Реальный город Ньима (Nyima). Остановка на ночлег в овечьем приюте.
Злонамеренно объединяю эти дни нашей экспедиции. Их описание объяснит тому причину. Итак, мы выехали из Амдо по высокогорной долине центрального Тибета (высота более четырех с половиной тысяч метров над уровнем моря).

sog5
Проехали больше сотни километров по яшмовой дороге в облаках, но поломки в одной из машин заставили вернуться в Амдо. После непродолжительного ремонта мы снова двинулись в путь, и снова по тем же причинам пришлось вернуться, только теперь уже в Накчу. Почему мы назвали дорогу яшмовой? Да потому, что каждый раз, останавливаясь ненадолго, мы находили прямо под ногами красивейшую яшму, а в реке (где мы совершенно невероятным образом умудрились застрять) — потрясающие огромные опалы и множество других камней поразительной чистоты. Эти камни могли о многом рассказать: среди них были окаменелости с явными признаками скелетов рыб, костей, деревьев. Но самой поразительной была все-таки яшма самых разнообразных цветов: оранжевых, бордовых, черных. По дороге встречались словно из-под земли возникшие вершины яшмовых гор, нас окружали голубые озера с плывущими то ли по небесам, то ли по водной глади, облаками. Среди этого поразительного пейзажа – огромное количество мест «небесного погребения» с разбросанными вокруг них человеческими костями и одеждой. Или вдруг прямо у дороги – обглоданные туши яков и овец.
После возвращения в Накчу, уже на следующий день, когда машины были отремонтированы, мы снова двинулись в путь, теперь уже от самого Накчу по той же долине. И снова поломка. И снова – дорога назад, в Накчу. Надо сказать, за истекшие дни практически каждый из группы пережил хоть какую-то составляющую состояния Бардо. Казалось, и машины – не исключение. (Но это – история другого рассказа). Не сговариваясь, мы оставили благородную яшму и опалы «долине смерти». И снова двинулись в путь после очередного ремонта по другой дороге. Наконец, прорыв удался! «День сурка» миновал.
Словно преодолев некий «внутренний» барьер, или внешний — энергетический щит этой зоны, мы ворвались на высокогорную долину, на дорогу в облаках. Мы ехали вдоль высокогорных озер поразительной красоты: Бон Тсо (Bon Tso), соленое «Озеро дикого яка» (4600 м); Пенг Тсо (Peng Tso), «Озеро у гряды» (4550 м), в котором водится рыба без чешуи; озеро Дагже (Dagze) со странным название «Голова Тигра» (4440 м нум).

selfdriving19
Двигались практически без остановки, поэтому ночевали в дороге, прямо в машинах.
Это было очень рискованно, потому что даже днем дорога зачастую едва просматривалась. Главные ориентиры – линии электропередач. Ночью – лишь редкие огоньки в одиночных селениях, в которых останавливаются тибетские дальнобойщики.
Мы несколько раз пересекали устья рек: благо, каменистое дно даже при достаточной глубине давало такую возможность. Дорога раздваивалась и разбегалась веером без всяких видимых указателей направления. По «гармину» мы двигались верно – это успокаивало, но городка Ньима в эту ночь мы так и не достигли.
Только на следующий день стало понятно, что лежит он гораздо западней, чем это указано на самой подробной карте Тибета и, что не менее удивительно, – в ориентирах «гармина». Достигнув реального города Ньима, мы задержались из-за очередной поломки, к тому же дважды в него возвращаясь. Остановка на ночлег – в «овечьем приюте». И это место достойно отдельного описания.
На просторах высокогорных долин Тибета достаточно холодно, поэтому, особенно зимой, стада овец ночуют в загонах, где животные могут, прижавшись друг к другу, согреваться таким образом. Загоны сделаны, как привило, в виде прерванного круга, что было очень удобно: мы спрятались от ветра, развели костер из высушенного ячьего навоза, разбили палатки на сухом и теплом овечьем навозе, которым загон был заполнен. Бескрайнее звездное небо над головой, пронзительная тишина вокруг. Эта ночь была концом наших злоключений на «яшмовой дороге в долине смерти».

22-й день: 28.05. Выезд из «овечьего приюта» Дорога вдоль высокогорных озер Донг (Dong Tso), Дарамб (Daramb Tso). Прибытие в населенный пункт Тсака (Tsaka). Монастырь «исполнения надежд» карма кагью (Karma Kagyu). Ночевка в монастыре.
Мы проснулись рано и снова двинулись в путь, вдоль высокогорного озера Донг Тсо, что в переводе с тибетского означает «Озеро без травы» (4440 м нум). Видимо, оно просто очень соленое. Миновали Гардзе (Gardze) и расположенное близ него Дарамб Тсо, «Лунное озеро», состоящее из нескольких озер общей площадью 11 кв км. Потрясающей красоты пейзажи смелись один за другим.
К вечеру мы приехали в селение Tсака, от него по дороге, скрывающейся в горном ущелье – к монастырю Таши Кунлинг – «Месту исполнения надежд». С разрешения настоятеля монастыря мы переночевали в одной из его келий. Добродушные и приветливые монахи приготовили горячий чай, развели огонь в печке, стоящей прямо посреди комнаты, принесли нам тсанпу. Мы еще долго не могли заснуть: делились впечатлениями о пройденном пути, говорили о предстоящей назавтра встрече с аббатом монастыря. Выйдя из кельи этой ночью, я был поражен красотой небес. Нигде и никогда еще не встречал небеса так близко, что казалось, до звезд – рукой подать.

23-й день: 29.05. Встреча с «наставником императора», настоятелем монастыря Таши Кунлинг (Tashi Kunling). Дорога в Али.
Наутро мы первым делом отправились посмотреть место, где должен был проходить обряд «небесного погребения», но «покойный еще не упокоился». Монахи уехали в город, чтобы в молитвах, которые читаются в течение длительного времени перед смертью, направить душу умирающего. Сам камень и лобное место, на котором производится этот обряд, вызывал удручающее впечатление. Вокруг валялись раздробленные кости, черепа, обрывки одежды, башмаки. Возле большого чортена – груда камней с высеченными на них пожеланиями близких о следующих воплощениях умерших.

tashih
Мы вернулись в монастырь Таши Кунлинг, что в переводе с тибетского означает «Место исполнения надежд». Он строился c 1824 по 1894гг. на деньги и при деятельном участии Гуру Чуванг. Основатель монастыря – Цан Ба Гонгар Таши Ренчин. Монастырь очень маленький. Два основных здания и главный храм, по периметру – кельи монахов. В главном храме — скульптурные изображения Будды Знания и Будды Врачевания с чашей в руках, в которой соль, сахар, лечебные травы. Далее — Будда Шакьямуни, по бокам от которого – два верных ученика, Маудгальяна и Шарипутра, с патрами и посохами в руках. Скульптурное изображение Гуанин, богини милосердия. И еще – Варджапани и Гуру Ринпоче.
После осмотра главного храма мы встретились с настоятелем монастыря. В начале нашей беседы он был крайне сдержан. Видимо, сказалось его недовольство нашим «тлетворным» влиянием на молодых монахов, «развращенных» накануне вечером пепси-колой и болтовней за полночь. Но постепенно аббат оттаял, а перед отъездом даже благословил все наши желания. Особенно он был тронут заботой врача экспедиции об одном из монахов, получивших накануне ожог.
К вечеру мы добрались до Али.

24 день: 30.05. «Интернациональное» озеро Панг-гонг Тсо (Pang-gong Tso). Тибет-Синьзянское шоссе (Tibet-Xinjiang Highway).
Недалеко от Али находится озеро Панг-гонг, именуемое «Интернациональным», самое длинное озеро в Китае. Длинное настолько, что значительная часть озера находится за пределами Поднебесной, в Индии. Боюсь показаться необъективным, но это озеро – одно из любимейших моих озер. Оно бывает настолько разным, что это даже трудно себе представить. Иногда водная гладь напоминает зеркальную поверхность. Тогда оно отражает пронзительно бездонное синее небо с той непринужденной чистотой, что можно потерять ориентиры – где небо, а где – само озеро? Иногда, особенно в ненастную погоду, воды озера темнеют, и волны, разгоняемые неугомонными ветрами, бьются о берег с шумным плеском, пугая крикливых чаек, облюбовавших берега Панг-гонг Тсо.


Дорога вдоль озера утыкается прямо в его берега, и двум машинам между горами и берегом – не проехать. С чем мы, собственно, и столкнулись, на значительном отрезке пути двигаясь то вперед, то назад.
Как только озеро теряется из вида, начинается очень сложный участок дороги – перевал за перевалом, один выше другого, на одном из которых – отметка высоты была 6700м. Своего ода «естественный природный щит» Тибетского плато. Но красота высокогорных озер, черных яшмовых гор, бескрайних долин – не поддаются описанию.
Так мы ехали всю ночь, перевал за перевалом.

25-й день: 31.05.
Дорога. Дорога. Дорога. Прощальный ужин в Кашгаре.
К вечеру добрались до Кашгара, где состоялся «прощальный ужин». На нем были подведены итоги нашей экспедиции. И особую часть вечера составила беседа, когда, словно на исповеди, каждый из нас попытался ответить на возникший в начале путешествия вопрос: «Кто мы и откуда?» И еще – «Куда и зачем?»

26-й день: 1.06. Дорога от Кашгара. Граница Китай – Киргизстан (Торугарт). Караван-Сарай. Граница Киргизстан – Казахстан.
С самого утра мы попрощались с нашим китайским гидом и водителями. После многих совместно проведенных дней и ночей мы расставались, как со старыми друзьями, с легкой грустью. Но впереди – дорога домой, где нас давно уже ждут. Пересев с джипов на комфортабельный автобус, мы двинулись в сторону границы. Быстро ее прошли.
И первое место, куда мы направились в Киргизии – это Караван-сарай, расположенный недалеко от границы, в живописном ущелье.

Датируется эта жемчужина на Великом Шелковом Пути XII веком. Существует три версии: караван-сарай был построен на фундаменте несторианского храма, на основе буддийского монастыря, и наиболее вероятная – на том месте, где был рудник и «здание администрации» рудника. Но принадлежность Караван-сарая Великому Шелковому Пути не вызывает сомнений. Сегодня этот памятник архитектуры 12 века полностью восстановлен. Мы испытали некоторый трепет, бродя под его огромным куполом и пересекая длинные лабиринты комнат, переходящих одна в другую.
В этом же ущелье мы заглянули в юрточные городки, раскинувшиеся вдоль реки.
Только к ночи пересекли границу Киргизия – Казахстан.

27 день 2.06.
Прибытие в Алматы. Конец экспедиции.

Вот, собственно, и все!